Оригинальный текст

Swan upon Leda (оригинал Hozier feat. Jennifer Decilveo)
Her husband waits outside
A cryin' child pushes a child into the night
She was told he would come this time
Without leavin' so much as a feather behind
To enact at last the perfect plan
One more sweet boy to be butchered by men
But the gateway to the world
Was still outside of reach for them
Would never belong to angels
Had never belonged to men
The swan upon Leda
Empire upon Jerusalem
A grandmother smugglin' eggs
Past where the god child-soldier
Setanta stood dead
Our graceful turner of heads
Weaves through the checkpoints like a needle and thread
Someone's frightened boy waves her on
She offers a mother's smile and soon she's gone
The gateway to the world
Is gone in a tremblin' hand
When nature unmakes the boundary
The pillar of myth still stands
The swan upon Leda
Occupier upon ancient land
But the gateway to the world
Is still outside the reach of hands
Would never belong to angels
Had never belonged to men

Перевод

Лебедь на Леде (перевод Last Of)
Муж ждет за дверью,
Рыдающий ребенок выталкивает ребенка в ночь.
Ей пророчили, что на этот раз он придет,
Но не оставит после себя и пера,
Чтобы наконец привести в движение безупречный план:
Еще один невинный мальчик, растерзанный мужчинами.

Но врата в мир
Так и остались им недоступны;
Они никогда не будут принадлежать ангелам,
И уж точно никогда не принадлежали мужчинам.
Лебедь на Леде,
Империя на Иерусалиме. 1

Бабушка тайна пронесла яйца
Мимо юного бога-солатика
Сетанты, стоявшего мертвым. 2
Наша изящная диковинка
Лавирует между блокпостов, словно нитка и игла.
Чей-то перепуганный сын дает ей знать, что путь чист,
Она благодарит материнской улыбкой, и вскоре исчезает.

Но врата в мир
Исчезли под дрожащей рукой.
Когда природа меняет свои законы,
Столп мифа остается стоять. 3
Лебедь на Леде,
Оккупанты на древней земле. 4

Но до врат в мир
До сих пор нельзя дотянуться.
Они никогда не будут принадлежать ангелам,
И уж точно никогда не принадлежали мужчинам.

1 — Колониальное насилие здесь Эндрю сравнивает с изнасилованием Леды Зевсом.
2 — Сетанта (также Кухулин) — герой ирландских мифов, которому была предсказана вечная слава, но очень короткая жизнь. Раненный в бою, он умирает стоя, привязав себя к священному камню Клохафармор.
3 — Согласно Эмили Бронфен, одной из основных функций мифа была и остается поддержка статуса-кво через идею о некоем неизменном "естественном порядке вещей".
4 — В аннотации к песне Эндрю уточняет, что вдохновением для песни послужила речь египетской журналистки Моны Эдтави, в которой она назвала политические системы, контролирующие жизни женщин, "древнейшей формой оккупации".

Поделиться

Comments are off this post